%d1%83%d0%bf%d1%80%20%d0%bd%d0%b5%d0%ba%d0%be%d0%bc%d0%bf%d0%b5%d1%82%d0%b5%d0%bd%d0%be%d1%81%d1%82%d1%8c

29 марта 2020

Управленческая некомпетентность власти.

Мне иногда приходится дискутировать с людьми, которые считают, что диктатура бывает в каких-то случаях эффективна. Плюсы называются такие, мол, бывает нужно принимать не самые популярные решения быстро, не тратя время на долгие парламентские обсуждения.

Что ж, вот, впервые за 20 лет, действительно в стране возникла ситуация, где нужно действовать быстро и вводить жесткие непопулярные меры: карантин. И что мы видим? Президент озабочен своим падающим рейтингом, и вместо нужного карантина, анонсирует странную нерабочую неделю. На следующий день после этого решения и негативной реакции бизнеса на него, пресс-секретарь поясняет, что дистанционная работа всё же приветствуется. Постойте, есть указ президента, в котором нет ни слова о дистанционной работе. Значит, секретарь призывает нарушать указ? Юридически это нарушение, которое может быть обжаловано в прокуратуре.

Прочие управленческие решения из обращения Путина не намного лучше: о том, что меры поддержки населения и предпринимательства недостаточны, а новые налоги скорее вредны, высказалось уже много умных экономистов.
Но почему решения в автократиях плохие всегда или почти всегда? В чем тут управленческая закономерность? Две основных причины: отсутствие широкой дискуссии на этапе выработки решения, и отсутствие мощной обратной связи по решениям.
И то и другое невозможно без сильной оппозиции, которая канализирована в парламенте.
Наш автократ знает, что обратная связь нужна, и чтобы повысить качество решений, пытается заменить мощный механизм оппозиционной обратной связи с помощью других структур: госсовет, общественная палата, совет по правам человека, общественный фронт, согласованный парламент, «прямые» заготовленные линии с народом.
Толку нет. Двенадцать зайцев льва не заменяют. Всем этим согласованным органам критиковать первое лицо можно только так, чтобы в этой критике содержалось воспевание. («Недостаток президента, в том, что он слишком доверчив»).
Хорошо иллюстрирует эту закономерность - недавняя встреча президента с предпринимателями по короно-кризису:
это ссылка на небольшой отрывок, из более чем часовой встречи, большая часть которой была комплементарной (спойлер – больше там ничего интересного). Путин с большим удовлетворением называет эту встречу «обратной связью», при этом:
а) предприниматели «отфильтрованные». О реальных проблемах бизнеса не говорит никто, кроме случайно проскочившей Анастасии Татуловой.
б) Анастасию предупредили, что «с президентом спорить нельзя».
Заинтересованность в реальной обратной связи имеет меньший приоритет, чем президентский рейтинг. Нужно, чтобы «с президентом на камеру никто не спорил», а то вдруг в не подготовленной дискуссии пострадает имидж «самого компетентного в стране человека». (Недавнее интервью ТАСС видимо сняли с эфира по той же причине).
Потому и принимаются некачественные решения. И это закономерно.
Таково у нас качество государственного управления, и лучше оно не станет, пока мы, как общество, не поймём, что для качественных решений нужен настоящий парламентаризм, верховенство права, и сменяемость власти, которая приводит к реальной ответственности лидеров перед людьми.
P.S.: если вы, также как и я, забыли, как выглядят настоящие дискуссии в парламенте, то предлагаю небольшое видео

Понравилась статья? - поделитесь

Оставить коментарий